#ДелоМастикашевой Апелляция перенесена, издевательства продолжаются. Адвокат и мать встретились с беззащитной подзащитной, находящейся в психбольнице  

#ДелоМастикашевой Апелляция перенесена, издевательства продолжаются. Адвокат и мать встретились с беззащитной подзащитной, находящейся в психбольнице

1 декабря, в день работников прокуратуры Украины и в день рождения политзаключенной Дарьи Мастикашевой, которой в застенках хунтовских казематов исполнилось 30 лет, должно было состояться заседание Апелляционного суда Днепропетровской области.

Только 1 декабря могло бы вступить в законную силу определение о ее направлении на принудительную экспертизу в психиатрическую клинику. Однако, подозреваемую в суд не доставили. Прокурор (видать, в угаре профессионального праздника) заявил, что еще неделю назад, 24 ноября, до вступления в силу определения суда, они сдали женщину в психушку и за нее не отвечают, поскольку из СИЗО-4 Днепропетровска она выписана. А психдиспансер, именуемый Днепропетровской клинической психиатрической больницей, в свою очередь письменно оповестил суд, что, мол, лечебное учреждение не имеет полномочий развозить «подстражных» пациентов по городу.

Суд внял этой воистину дебильной ситуации, и перенес рассмотрение апелляции на 11 декабря, обязав прокурора (наверное, в честь прокурорского праздника) обеспечить доставку Дарьи Мастикашевой на судебное заседание. Правда, «ваша честь» не уточнил, откуда, поскольку 9 декабря заканчивается срок психиатрической экспертизы, и Дарью должны направить обратно в СИЗО. Ее могут забрать и раньше, ведь на 7 декабря запланировано очередное продление содержания под стражей: на этом спектакле место Мастикашевой пустовать не будет.

«А вот дальше — вангую — ее опять упекут в психушку. Почему? Формально — для проведения невыполненной экспертизы. Еще на месяц. Фактически — для продолжения попытки сломать и принудить к сотрудничеству со следствием. Ну, а если не удастся сломать — признать недееспособной, обезопасив свои и начальства задницы от уголовного дела по факту похищения и пыток. Но это мое предположение. Как оно будет — увидим… Система — ниппель: туда — дуй, а оттуда — ***! Ишь, как удобно! Главное — затащить человека в психушку, а вот вытаскивать его оттуда не предусмотрено», — отмечает представитель защиты Дарьи Мастикашевой Владимир Рыбин.

«ХХІ век. Географический центр Европы. Государство, претендующее на звание правового. Отделение психиатрической лечебницы. Здесь свой 30- летний юбилей встречает похищенная, перенесшая жестокие пытки, подозреваемая в государственной измене Дарья Мастикашева, доставленная сюда ДО вступления в законную силу постановления на принудительную экспертизу в психиатрической клинике. Издевательства продолжаются.

Генерал целой армии СБУ, прокурор, следователь и персонал психдиспансера исполняют хором: «Happy Birthday To You … Don’t worry! Be happy, dear Dariya!», — подчеркивает он.

Адвокат политзаключенной Валентин Рыбин, добившись от следователя разрешения на свидание, вместе с матерью беззащитной подзащитной поздравили ее с 30-летием.

Далее – рассказ Владимира Рыбина о свидании с Дарьей:

«15-е отделение Днепропетровской областной психиатрической клинической больницы. Урочище Игрень. Получив разрешение следователя и переждав обеденный перерыв, мы — адвокат Рыбин, мама Дарьи Ирина Викторовна и Ваш покорный слуга — после получаса езды к окраине Днепра оказались у цели. 15-е отделение, где обретается Даша, это одноэтажный кирпичный барак, обнесенный трехметровой кирпичной стеной с колючей проволокой поверху. Я остался снаружи, а двое моих спутников, забрав из багажника два солидных пакета с провизией, скрылись за зелеными дверями КПП. Мерзкая сырая погода, мелкий дождь и сильный ветер не располагали к экскурсии по окрестностям. Я забрался в машину и задремал. Через полтора часа меня разбудили вернувшиеся уже без кульков, оживленно переговаривающиеся делегаты. Посещение было результативным и полезным. Дарью они нашли подавленной и напуганной. Ее вывезли в психдиспансер обманом, сказав, что едут на апелляцию. Увидев медперсонал, Дарья подняла шум, протестуя против произвола. Дежурный врач проникся было пониманием, узнав, что постановление не вошло в силу и обжаловано в апелляции. Но тут на шум появился начальник отделения В. А. Головачук, в котором Даша узнала врача, намедни обещавшего закрыть у себя и ее, и ее адвоката на пару месяцев.

— Оформляй, — распорядился начальник, — наплевать, что без постановы! Без разницы. Мы рады гостье. Покажите миссис ее каюту!

Каютой оказалась камера с зарешеченным наглухо окошком с маленькой форточкой, стенами без розеток и с лампочкой Ильича под потолком, двумя топчанами. Стол, две табуретки и раковина умывальника рядом с парашей. На топчане сидела, закутавшись в одеяло поверх куртки, женщина.

— Здесь дико холодно, — сказала она. — Отопление с 8 вечера до 8 утра. Днем не топят. Не раздевайся!

Потекли медленные дни. Даша была расстроена и напугана — знает ли мама, муж и адвокат, где она?

Никаких медикоментозных процедур с Дашей не проводили. Несколько раз с ней беседовали врачи. Была ли это экспертиза — Дарья не знает. Ее посетили за это время региональный представитель Уполномоченного по правам человека и представитель Миссии ООН. Так что, если начальник и планировал что-то на ее счет, то пришлось все тормознуть. Единственно, Дарья заметила, что после чая, выдаваемого с жуткой несъедобной баландой, она становилась вялой и тяжелой, хотелось спать. Дарья отказалась от чая.

Больше ничего настораживающего она не заметила, но сильно угнетала неопределенность положения и отсутствие связи. Да еще стала сильно донимать простуда — в «каюте» царили сырость и холод.

Сегодняшнее посещение близких успокоило, избавив от липкого ощущения одиночества и безысходности. За полтора часа, проведенных вместе, она перестала плакать, успокоилась и даже стала улыбаться. Обговорив с мамой последние новости, а с адвокатом — порядок действий, Дарья проводила их в хорошем расположении духа.

Стемнело. Мы выехали из Днепра и, завернув по пути в Каменское к дому Ирины Викторовны, погнали машину на Киев. Ночь встречала в дороге…»

Напомним, Дарья Мастикашева похищена СБУ в августе текущего года на территории Днепропетровской области. Посредством применения к ней пыток ей предъявлено обвинение в госизмене. Принудительно, без решения апелляционного суда, Мастикашеву вывезли в психбольницу с целью признать ее недееспособной и, таким образом, аннулировать все ее заявления о похищении, пытках и издевательствах. По мнению украинского «правосудия», только так каратели в погонах смогут избежать наказания за совершенные преступления в отношении политзаключенной.

 

 

Автор Оксана Шкода

Добавить комментарий