БЛОГ: ГАЛИНА ЗАПОРОЖЦЕВА «Рождественские ощущения чуда, которые я пережила»

Хочу поделится с вами своими рождественскими ощущениями, ощущениями ЧУДА, которые я пережила за несколько дней.
Всего два дня, которые, я провела в Николо-Сольбинском женском монастыре, как будто остановили мою жизнь.
Мне даже не верилось, что прошло всего два дня, за которые, столько пришлось пережить в одночасье.
Я вдруг явственно ощутила пророчество схиархимандрита Ионы Одесского, который говорил, что наше спасение, это уход в монастыри.
Осознание этого пророчества особенно ярко проявилось, когда мы вечером, 7 января, вместе с еще с несколькими прихожанками, возвращаясь из монастыря, войдя в московское метро. Еще находясь под впечатлением монастырской жизни и того праздника, который нам подарили воспитанницы приюта при монастыре, своим хоровым пением и спектаклем по мотивам сказки «12 месяцев», мы, войдя в метро столкнулись с компанией молодых людей. Перед нами предстала компания девушек и парней, одетые в одежды, которые еще несколько часов назад мы обсуждали с настоятельницей обители игуменьей Еротиидой.
Еще не прошло и двух часов после нашей беседой на тему слов А.Чехова: «В человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли», как мы увидели в реальности то, о чем только недавно проговорили — о моде на рваные одежды.
Наверно многие из вас такие одежды часто встречают в повседневной жизни, но в этот рождественский вечер, уж как то они больно резанули глаз.
Компания молодых людей, расположившаяся напротив нас в метро, была одета в рваные джинсы, кроссовки на босу ногу, верхняя одежда была каких то мрачных цветов. У девушек в этой компании на головах у них были взлохмаченные, покрашенные в разные цвета волосы, на лицах яркий, вызывающий макияж, ногти покрашены в черный свет. У парней, из под одежды, просматривались на телах татуировки. От всей компании исходил запах немытых тел. Молодые люди не производили впечатление пьяных или подвыпивших, но вели они себя развязано, как им казалось, весело и непринужденно, привлекая к себе внимание своей шумностью.
Для нас, только покинувших обитель Николо-Сольбинской монастыря, где мы невольно прикоснулись к живительной влаге жизни, ведь «солба» означает «живая вода», встреча в метро с городской современностью, в лице этих молодых людей, стала как вспышка света, которая осветила проблему современного общества.
Мы увидели перед собой молодых людей, разительно отличающихся от своих сверстников, которых мы встретили в монастыре. Переглянувшись, мы рассмеялись, поняв, что подумали об одном и том же, ощутив себя так же, как герои фильма «Назад в будущее». Тем более, что одна из прихожанок, возвращавшаяся со мной из монастыря, уже тщательно скрывала под платком выбритый с одной стороны висок и выкрашенные в цвета радуги свои волосы. Глядя на расположенных напротив нас молодых людей, она призналась, я ведь тоже делала много чего по незнанию.
Держа в руках, полученные подарки на Рождество в монастыре, испеченные в виде овечки куличи, мы разглядывали молча компанию молодых людей в московском метро, и невольно вспоминали увиденное в монастыре чудо русской культуры, воплощением, которой перед нами предстали воспитанницы приюта, многие из которых, были либо сироты, либо из неблагополучных семей, попавшие по воле Божией в детский приют при Николо-Сольбинском женском монастыре. У каждой из них своя непростая судьба. Но о прошлом здесь предпочитают не говорить.
Мы их впервые увидели, когда они пришли на Рождественскую службу, в качестве дополнительного хора, к хору монахинь монастыря и своими голосами создавших атмосферу пения ангелов.
В отличии от монахинь, облаченных во все черное, хор воспитанниц был одет в ярко синие платья, скроенные под старину. Украшали эти платья, в виде воротников, белые кружева на плечах девушек. На головах девушек, были небольшие серебристые коронки, поверх разнообразных причесок, в основу которых были положены заплетенные косы, венцами украшавшие девичьи головы. Приталенные строгие платья, со складками на талии и широкими манжетами на рукавах, подчеркивали стройные девичьих фигур, в тоже время, символизируя целомудренность и женственность. От облачения воспитанниц веяло традиционной русской культурой. Внешний облик девушек, в платьях, как бы из прошлого, символизировал, одновременно и внутреннее достоинство, и кротость, и традиционно русскую девичью скромностью.
И вот, находясь еще под впечатлениями, полученными от уклада жизни Николо-Сольбинского женского монастыря, находящегося вдали от жилых мест, окруженного со всех сторон густыми лесами, где за оградой тихо журчит речка под названием Сольба, мы рассматривали компанию молодых людей в метро, большого и шумного города. И сравнивая увиденную компанию молодых людей в городе, которые всем своим видом демонстрировали образ жизни бомжей, стало так отчетливо понятно, что бомжеватость эта демонстрация потери своего отчего дома, своего Отечества. И если судить по внешнему облику, то можно предоложить и о внутренних проблемах у молодых людей современного города, у которых отобрали традиции их отцов и ловко через веяния моды насаждают чуждую культуру.
В этом сравнении, недавно увиденного в монастыре, и в наблюдаемом в метро проявлении современной культуры, мы вдруг ощутив себя на грани между СВЕТОМ и ТЬМОЙ.
Стало понятно истинное предназначение монастыря в название которого вошло слово, обозначающее «живая вода» и подтверждение тому были рассказы настоятельницы монастыря игумени Еротииды, о том, как в монастырь приезжают люди из города, что бы очистить свои души от городского сумасшествия.
Думаю лучше всего о Николо-Сольбинском женском монастыре вы прочтете на сайте монастыря, а еще лучше если увидите это сами, приехав туда хоть на несколько дней для вкушения «живой воды» из родника русской культуры.

Добавить комментарий

Войти с помощью: