Спасение в «ручном режиме»: попавшие в РФ ополченцы Донбасса ждут политической воли

Спасение в «ручном режиме»: ополченцы ждут политической воли

6 апреля  на круглом столе в столичном отеле «Космос» решали, как быть с донбасскими ополченцами, добровольцами и другими выходцами из Украины, в силу разных причин оказавшимися в России под угрозой депортации.

Дело ополченца Николая Трегуба, возможно, станет прецедентом, который изменит положение выходцев с территории Украины, в силу обстоятельств оказавшихся в России и не имеющих возможности вернуться домой.

Речь о тех, кто воевал на стороне Новороссии, а также о политэмигрантах, добровольцах, не принимавших участие в боевых действиях, но оказывавших помощь ополчению и мирным жителям. Пока для российского законодательства герой Новороссии ничем абсолютно не отличается от гастарбайтера, просто приехавшего поработать. Судьба каждого ополченца решается, по сути, в «ручном режиме».

В 2017 году общественная организация «Союз добровольцев Донбасса» смогла спасти от депортации почти 200 человек, но это стало возможным лишь потому, что к ним вовремя обратились за помощью.

Проблемой также является то, что решения о выдаче в Донецкую и Луганскую народные республики российскими судами не принимаются, поскольку эти государства не признаны. Следовательно, лица, нарушившие миграционное законодательство, должны быть, с точки зрения закона, переданы украинским властям.

Эти и многие другие темы обсуждались 6 апреля 2018 года в Москве — на круглом столе координационно-правового центра по делам военнопленных, политзаключенных и добровольцев «Война и мир». По словам организаторов, идея провести встречу появилась у них на днях по завершении очередного суда по делу Николая Трегуба.

Московский областной суд приговорил ополченца, вина которого перед российской Фемидой состоит в нарушении миграционного законодательства, к депортации на территорию Украины. Поскольку Николай принимал участие в боевых действиях, для Киева он — безусловный преступник, и ему грозит длительное заключение; вполне вероятно, что и пытки, и внесудебная расправа. Андрей Трегуб — брат-близнец Николая — в данный момент находится в заключении «за участие в незаконных вооруженных формированиях». Достоверно известно, что к нему применялись пытки.

Большинство выступавших подчеркивали, что без политической воли решить проблему выдачи на Украину ополченцев невозможно. Сейчас их, как правило, удается спасти, однако это — «ручной режим», когда общественность и СМИ включаются в ситуацию.

Вместе с тем, в случае с ополченцем Александром Безруковым (позывной «Казах») этого не произошло. Его выдали в Казахстан, и сейчас он отбывает двадцатилетний срок. В этой стране, как и в Белоруссии, участие в боевых действиях в Донбассе на любой из сторон автоматически, по местному законодательству, влечет за собой серьезное обвинение — «наемничество».

Для лиц с «синим паспортом» — а именно так называют себя формально граждане Украины, по понятным причинам не признающие киевскую власть, — ситуация еще хуже. Им угрожает не только тюремный срок. Уроженец Донецка, ополченец Вадим Шульга примерно в такой же, как у Трегуба, ситуации был выдан на Украину, где повергся пыткам за отказ сотрудничать с СБУ. В конце 2017 года Вадим по обмену оказался дома. Но уже в практически безнадежном состоянии — парализованный, с отбитыми внутренними органами, он вскоре скончался в одной из местных больниц.

В ходе круглого стола адвокат Трегуба Олег Муравьев рассказал о том, что его подопечный всеми доступными способами пытался легализоваться в России. По словам юриста, Николай «обращался в ФМС с просьбой о предоставлении временного убежища, но ему было отказано».

Задержан он был за три дня до получения патента на работу. Международное право однозначно толкует, что непосредственные участники боевых действий — комбатанты — не могут быть выданы противнику, поскольку неизбежно подвергнутся репрессиям. Но даже этот, пусть и краеугольный, но все же фундаментальный, аргумент не смог повлиять ни на судей Реутовского суда, принявших решение о депортации Трегуба, ни на Московский областной суд, который утвердил их вердикт.

Николай Трегуб принимал участие в боевых действиях, о чем есть справка от его тогдашних командиров; имеются также выписки из донецкого госпиталя, где Николай проходил лечение после ранения. Очевидно, что в случае выдачи Украине ничего хорошего его не ждет. Иными словами, с точки зрения международного права, Женевской конференции, он не может быть выдан ни в коем случае, отмечает Муравьев.

По большому счету, в случае с Николаем Трегубом на сегодняшний день можно не волноваться. Буквально за пару часов до начала круглого стола стало известно, что общественный активист, лидер движения «Русь триединая» Сергей Моисеев дозвонился в прямой эфир радио «Комсомольская правда», где в это время выступала начальник ГУ по вопросам миграции МВД РФ генерал Ольга Кириллова, и выяснил судьбу ополченца.

Со слов Кирилловой, по Николаю Трегубу принято положительное решение, и сейчас готовятся документы для предоставления ему временного убежища.

«Про других участников боевых действий общий ответ дать сложно. Разбираемся с каждым случаем по конкретике. Привлекаем коллег из других ведомств, чтобы дать оценку претенденту. У нас есть подтверждение, что Трегуб действительно не может вернуться на Украину в силу своих политических убеждений», — сказала она.

Пока не получено аналогичное подтверждение по другими ополченцам, расслабляться, по мнению участников круглого стола, нельзя. Не говоря уже о том, что этот вопрос так пока и не решен системно. Многие по разным причинам находящиеся в России ополченцы и политэмигранты по-прежнему остаются в «зоне риска».

Спасение в «ручном режиме»: ополченцы ждут политической воли

По мнению адвоката, для того чтобы избежать проблем в дальнейшем, необходимо внести изменения в статью 12 Федерального закона «О беженцах». Кроме того, Муравьев полагает, что необходимы разъяснения на уровне Верховного суда относительно рассмотрения такого рода дел. По его мнению, здесь должны применяться международные правовые нормы. Также должны быть разработаны ведомственные инструкции для местных правоохранительных органов, как работать с лицами, принимавшими участие в боевых действиях на стороне народных республик и не являющимися гражданами России.

По мнению выступившего следом на круглом столе Вадима Погодина (позывной «Керчь»), есть ощущение, что к ополченцам у правоохранительной и судебной систем РФ более предвзятое отношение, нежели к другим эмигрантам. Николай Трегуб, по его словам, однозначно должен остаться в России.

«Он правильно воспитан, — подчеркивает Погодин. — Он одним из первых встал на защиту Родины, воевал в самое тяжелое время, был ранен, контужен, и в Донецке ему делать нечего».

Кроме прочего, заметил Погодин, сам относительно недавно столкнувшийся с такой же ситуацией, в Донецке Трегуб не сможет получить документы, так как прописан в Виннице.

Спасение в «ручном режиме»: ополченцы ждут политической воли

Спасение в «ручном режиме»: ополченцы ждут политической воли/Андрей Седлов считает, нужно упростить процедуру легализации в России (фото автора)

Координатор «Войны и мира» Андрей Седлов отметил, что на ближайшее время намечен его визит к уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, которая выразила готовность обсуждать проблему выдачи ополченцев. Седлов считает, что давно назрела необходимость упрощения процедуры легализации в России.

«Я не вижу вины судей в произошедшем, — говорит он. — Суды не могут перепрыгнуть барьеры на уровне законодательной и исполнительной властей. Необходимо обращение в администрацию Президента РФ — на каком основании людей высылают в страну, где незаконная власть».

По словам Седлова, «Война и мир» — координационно-правовой центр, который будет заниматься судьбами ополченцев, политэмигрантов и добровольцев. Он говорит, что специально выделил добровольцев в отдельную категорию, поскольку волонтеры и гуманитарщики зачастую также нуждаются в аналогичной помощи — правовой и психологической.

Председатель Союза политзаключенных и политэмигрантов Украины Лариса Шеслерконстатировала, что в деле Трегуба сконцентрировались проблемы всех находящихся в России ополченцев, и самая незащищенная категория эмигрантов из Украины — именно они.

«Они оказываются в России, зачастую не имея ни связей, ни денег, ни поддержки. У них подорвано здоровье, нервная система. У них нет психологической устойчивости, они политически неграмотны, это простые ребята, которые в решающий час встали на защиту интересов России. И если что-то, не дай Бог, случится, именно они первыми возьмут в руки оружие и снова пойдут сражаться за Россию», — заявила Шеслер.

Немаловажным, по ее мнению, является и то, что в случае выдачи ополченцев неизбежно очень серьезно страдает имидж России, как это было в ситуации с осужденным в Казахстане Безруковым, или, еще хуже, как это случилось в отношении Меньшиковой, которая была впоследствии обнаружена повешенной в украинской тюрьме.

Шеслер также уверена в необходимости обращения в Верховный суд за разъяснениями, поскольку сейчас российские суды «пользуются законами, которые были по большому счету разработаны против волны миграции из Средней Азии».

Лариса Шеслер: Наша позиция — никаких депортаций!

Лариса Шеслер: Наша позиция — никаких депортаций!

 

При этом разъяснения должны быть также в отношении членов семей ополченцев и политэмигрантов, которые по аналогичным же причинам не должны быть депортированы.

«Наша позиция — никаких депортаций. Даже если человек совершил на Украине преступление, его нужно судить здесь. Украина не выдает никого. Был случай, — вспоминает Шеслер, — когда человек совершил убийство на Белгородчине и сбежал на Украину, затем пошел в АТО, продолжил там убивать. И его не выдали по запросу РФ. А Россия почему-то выдает».

Лариса Шеслер высказала также мнение, что для решения проблем находящихся в России ополченцев, политэмигрантов и добровольцев необходима структура, задачей которой станет их легализация, реабилитация и трудоустройство. Для этого нужен реестр таких лиц. Это должна быть официальная структура. Даже в советское время, когда не было компьютеров, и все делалось вручную, были списки всех партизанских отрядов.

Председатель организации «Русь триединая» Сергей Моисеев с сожалением заявил о том, что для российского законодательства до сих пор нет разницы между героем Новороссии и бандитом «Правого сектора»1 (организация, деятельность которой запрещена на территории России, — ФАН). Если человек находится на «Миротворце», одного этого факта уже достаточно, чтобы его не выдавать.

«Защитники Новороссии — это золотой фонд Русского мира, — говорит Моисеев, подчеркивая при этом, что Русский мир — не юридическое, а фактическое понятие. — И если мы не будем заниматься собиранием Русского мира, неизвестно, что будет с Россией. Ищите и обрящете, стучите и вам откроют, и крыло бабочки имеет вес», — подытожил он, добавив, что дело воевавшего в Славянске и Дебальцево Николая Трегуба может стать тем самым крылом бабочки, которая изменит положение в России таких, как он.

Депутат Госдумы РФ Сергей Шаргунов, комментируя Федеральному агентству новостей выдачу ополченцев, заявил, что это недопустимая практика, которую нужно срочно менять. Сергей Шаргунов внес законопроект о политическом убежище, направленный на решение проблем ополченцев и политических беженцев.

Но одних его усилий и усилий общественников мало. Все зависит от политической воли народа и власти, считает Шаргунов. Без этого ничего не изменить.

 

 

https://riafan.ru/1044434-spasenie-v-ruchnom-rezhime-popavshie-v-rf-opolchency-donbassa-zhdut-politicheskoi-voli

Добавить комментарий

Войти с помощью: